Главная » ОТДЫХ » Как научиться управлять самолетом: редактор МН за штурвалом Extra 330 LX

Как научиться управлять самолетом: редактор МН за штурвалом Extra 330 LX

Мое лицо стекает с черепа, как часы на картине Дали. Но я продолжаю тянуть ручку управления на себя, завершая первую в своей жизни мертвую петлю, выполненную самостоятельно.

Extra 330LX — двухместный пилотажный моноплан

Размах крыла: 8 м

Длина: 6,7 м

Высота: 2,6 м

Вес: 660 кг

Мощность: 315 л.c.

Скорость: 407 км/ч

Объем топлива: 189 л

В кресло пилота меня привел фильм «Интерстеллар». Сначала герой обложки Men’s Health в декабре 2014-го Мэттью Макконахи, сыгравший в нем летчика, посоветовал нам обязательно попробовать управление самолетом. А потом марка Hamilton, также отметившаяся в этом фильме, прислала приглашение на авиашоу во французский Сен-Максим. Швейцарские часовщики привезли туда свой свежекупленный (налетавший всего 46 часов) спортивный винтовой самолет Extra 330LX: «У вас будет возможность полетать вторым пилотом и лично выполнить фигуры высшего пилотажа». И вот я уже стою на небольшом аэродроме и смотрю на ярко-оранжевый фюзеляж с моей фамилией на боку — обычно на нем летает француз Nicolas Ivanoff.

Николя Иванофф

Аэроакробат, каскадер, посланник марки Hamilton и участник соревнований Red Bull Air Race, которые объединили аэроакробатику с гонками. Из-за очередной гонки Иванофф и не присутствовал в Сен-Максиме, лишив себя удовольствия полетать с нашим Ивановым.

У Николя русские корни. Во Франции вообще много людей со смутно знакомыми фамилиями. Так, победил на авиашоу Free Flight World Masters в этом году француз Александр Арловский.

Взлет, тронулся

Только что прошла гроза, и сразу стало очень жарко. «Сними брюки, — говорит чемпион мира по аэробатике Франсуа Ралле, протягивая мне летный комбинезон, — в кабине духота, я сам под комбинезоном без штанов». Я переодеваюсь и занимаю кресло впереди — в Extra пассажир сидит первым.

– Добро пожаловать на борт! Если придется прыгать, отстегнешь ремни, а я сделаю переворот, чтобы ты выпал, тогда и дергай кольцо парашюта, — буднично инструктирует меня Франсуа, пока мы выруливаем на взлетную полосу.

В кабине никакой отделки — только трубы силовой конструкции, шкалы приборов и ручка управления. «Let’s go!» — слышу я в наушниках; под нарастающий рев 6-цилиндрового мотора и звуки песни Beggin группы Madcon самолет легко отрывается от земли. Мы направляемся ближе к морю, туда, где нам разрешили крутиться, вертеться, взлетать и падать (я надеюсь, не совсем до земли) — в общем, показывать высший пилотаж.

Вид из самолета шикарный, погода тоже, и все же мне как-то не по себе. Вспоминая Довлатова: «атмосфера, как в приемной у дантиста». Мои мысли прерывает пилот, который с интонацией конферансье объявляет: «Мертвая петля!» — и самолет устремляется строго вверх. Мое тело моментально становится в три-четыре раза тяжелее, будто меня притягивает к спинке кресла мощнейший магнит. Не успеваю свыкнуться с этим ощущением, как волосы встают дыбом — самолет уже летит вверх шасси, после чего легко возвращается в нормальное положение. «А теперь ты», — говорит пилот, и я даже переспрашиваю, не ослышался ли.

Да, действительно этот отчаянный французский парень хочет, чтобы я сам повторил то же самое. Была не была! Берусь за ручку управления и в зеркале вижу, как Франсуа показательно поднял руки — мол, он ничего не трогает. «Пуль зе стик, пуль-пуль-пуль!» — командует он на своем французском английском, и я послушно тяну на себя неожиданно тонкую (в палец толщиной) и почти невесомую ручку.

В этот раз ощущения от петли еще боле­е противоречивые. Это похоже на американские горки, только там ты никак не влияешь на крутость виражей, а тут все в моих руках — отпущу ручку, и перегрузка закончится. Я не отпускаю и немного коряво, но все же заканчиваю маневр: «Вандефуль!» — одобряет Франсуа. Расслабиться мне он не дает: «Теперь я делаю бочку». Мы мягко проворачиваемся вокруг своей оси и, как и в прошлый раз, приходит моя очередь попробовать.

Я отклоняю ручку влево сантиметров на десять, и Extra тут же делает полный оборот. Может, я прирожденный пилот? С машиной и то первое время управляться было сложнее.

Аэробатика

Авиаспорт, выступления в котором делятся на две дисциплины: обязательную программу и фристайл. В первой пилоты должны показать программу из определенных фигур высшего пилотажа, не покидая квадрат со сторонами 1 км и оставаясь на высоте от 100 до 1000 метров. Во втором — полная свобода творчества. В аэробатике нет разделения по гендерному принципу, женщины соревнуются наравне с мужчинами. 5 раз абсолютным чемпионом мира становилась наша соотечественница Светлана Капанина.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*